Слушай свою жизнь.

Она показывает
все, что тебе необходимо знать
насчет того, кем ты можешь быть.

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Логин:
Пароль:

Поиск

Мини-чат

Наш опрос

Просто выберете пункт)
Всего ответов: 27

Статистика


В сети всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Поэзия и Проза » Мистика

Дьявол
Дьявол.

И в трагических концах есть свое величие, они заставляют задуматься оставшихся в живых.
Евгений Шварц

Погода стояла жаркая и душная, солнце нещадно палило иссушенную землю, утомленную ожиданием дождя. Казалось, что воздух плыл перед глазами, когда я подошла к платформе. Идти предстояло в самый конец поезда, а это означало, что мне придется пережить пытку горячим ветром. На мое счастье, посадку уже объявили, и я могла скрыться в вагоне поезда. Купе на двоих, то есть один попутчик. Когда формальность с проверкой билетов завершилась, я нашла нужное купе. В нем уже расположился мужчина лет 30, весь в темном, с черными, как смоль волосами длиной чуть ниже, чем до ушей.
– День добрый! Не поможете ли мне убрать вещи?
– Конечно! Милой даме всегда рад помочь! – он быстро привстал и взял мою сумку убрал ее наверх. – Вы куда?
– До конечной, мне в город.
– Значит, мы попутчики до завтрашнего вечера, а то и больше, – последние слова он произнес тихо, с едва заметной ухмылкой, но я была поглощена изучением обстановки и ничего не услышала. – Вы какую полку выберете – верхнюю или нижнюю?
– Как вам удобнее. Пожалуй, наверх. В купе таком всегда мало места. Я вам не буду мешать?
Незнакомец отрицательно покачал головой и принялся работать. Он писал черной капиллярной ручкой нечто в свой тетради, выводил непонятные символы довольно четко, да и облик его был слишком аккуратен. Я никогда прежде не встречала таких людей: он словно источал какую-то темную энергию, но мне отнюдь не было страшно. Черная рубашка и джинсы его была накрахмалены и выглажены (если к последнему предмету и можно применить такое понятие), лаковые ботинки отполированы, ярко-красный платок лежал рядом, создавая чудовищный контраст. Лицо его тоже было странным: неправильной формы, с широким подбородком, темно-карими глазами, густыми прямыми бровями, полными ухмыляющимися губами. Облик довершали усы под стать Мефистофелю, или это только мне так показалось. Попутчик иногда поправлял уложенную челку, мешавшую ему работать. 
Я и не заметила, как поезд отправился в путь, и дело шло к вечеру. Говорить мне не хотелось, я лежала наверху и грызла яблоко, читая книгу по Истории Христианской Религии. Он работал молча, даже не двигаясь, что меня немало удивляло. Наверное, я на часок вздремнула, потому что часть дня выпала из моей памяти. Стало темнеть, и проводница занесла постельное белье и предложила чай. Тут попутчик и сказал свое слово.
– Вы что-нибудь будете заказывать? Я бы не прочь выпить чаю.
– Я тоже, абсолютно согласна.
– Вижу, вы соскучились, лежа наверху, – проницательно заметил он. От его взгляда ничего нельзя было скрыть. – Не желаете ли присесть здесь, у меня?
– Весьма охотно. Кстати, как ваше имя?
– Что в имени тебе моем? – ответил он, глядя темными глазами вдаль. – Не нужно вам мое имя, поверьте.
Я согласно кивнула, сама не зная почему. Называть себя также расхотелось. Нам принесли горячий фирменный чай с лимоном. После того, как мы его пригубили, стало еще жарче, несмотря на приближение ночи. Незнакомец все еще усердно работал, не обращая на меня внимания, и я решила его не стеснять – снова забралась наверх и продолжила читать. Вскоре совсем стемнело, но мне не спалось. На часах было около половины одиннадцатого, а в этих районах солнце садится рано. Вдруг книга выскользнула из рук и упала вниз на стол. Я свесилась, чтобы подобрать, и увидела, как он лежит, закинув руки за голову, в расстегнутой на две пуговицы на груди рубашке.
– Похоже, вам не спится? Спускайтесь, я составлю вам приятную компанию! Я уже закончил работать, и мне не помешало бы общество приятной дамы.
– А вас не смущает разность классовая и возрастная? – возмущенно спросила я.
– Откуда вам знать, аристократ я или нет? Это вообще имеет значение? Я предлагаю разговор и ужин, вы не откажетесь, – он подмигнул, и я покорно села к нему. Попутчик достал грейпфрут, нарезанный бекон, хлеб и разложил это на тарелке.
– Может, вы захотите попробовать шоколада? Моя мать работает на фабрике, я еду к ней, а шоколада у меня всегда остается много.
– Охотно! Да, а вам сколько лет?
– Двадцать один, вроде… – на мгновенье я усомнилась даже в этом. Незнакомец странно влиял на мой разум. Я разломила плитку и съела кусочек.
– Приятный вкус, давно такого не ел. Кстати, я вижу вы читали книгу по истории религии. Вы верите в Бога?
– Провокационный вопрос? В современном обществе каждый волен выбирать. В христианского Бога и Бога мусульман не верю. Предпочитаю синтоизм и политеизм, знаете ли.
– То есть, вы отрицаете существование дьявола?
– Нет, с чего бы? В любой религии, несомненно, есть некое злое начало, – ответила я.
– Отнюдь ли такое злое? Оно лишь противостоит Богу. Вы весьма лояльны. Это нужно поощрить! – он вдруг улыбнулся и достал перстень с гранатовым камнем, светящимся на его ладони.
– Что это? ¬– меня затрясло мелкой дрожью.
– Это – мой перстень. Только и всего. А я – Дьявол. Раз уж мы попутчики, то отчего бы мне, как небезызвестному герою одного романа, не поспрашивать вас о Боге и чудесах?
– То есть, вы утверждаете свое Дьявольское происхождение?
¬– Более того, я уверен в этом. Не стоит так со мной говорить. Я путешествую по земле среди смертных и изучаю, как они реагируют на мои слова. Кто-то падает ниц и называет Властелином, кто-то в ужасе с крестным знамением убегает вдаль. Лишь немногие способны, как вы, адекватно воспринимать меня и вступать в полемику. Это делает вам честь. Позвольте! – он поднес правую руку к груди, закрыл глаза, поклонился и прикоснулся губами к моей руке.
– Что же вы хотели бы узнать… мессир? – последнее слово непроизвольно вырвалось.
– А ничего особенного. Вы сами все расскажете.
– Простите, а что это за тетрадь? – решались я.
– Это моя любимая вещь. Туда я заношу все, что так или иначе меня касается. Видите ли, ад – понятие растяжимое.
– Я видела изображение какой-то крылатой твари с чашей в когтях. Кто это?
– Танат, Бог смерти из Древней Греции. Знатная фигура, жестокая. Прилетает напиться жертвенной крови. И если сделает он это, то отлетит твоя душа туда, откуда нет возврата, – Дьявол мелодично произнес последние слова, и я испугалась.
– Меня интересуют грешники. Кого и по каким критериям приписывают к их числу?
– Понятия о грехе весьма различны. Искушения, разврат, убийства – получается, что в той или иной степени грешен каждый из смертных. Так просто я вам объяснить ничего не могу. Вы молоды, испугаетесь еще.
– А жара это ваших рук дело?
– Не совсем, это лишь побочный эффект. Вы любите катаклизмы?
– Да, – ответила я, и он удивился. На его лице читалось сожаление, но не на мой счет. – А вы можете мне показать свой талант, дар?
– Так ли вы этого хотите, юная. Что ж, наименьшее из зол вы узрите завтра, а пока наблюдайте, – он открыл тетрадь и стал читать письмена. Голос его стал точно змеиный, шипящий, отдельные слова были мне знакомы – из латыни, греческого, немецкого, каких-то восточных языков. Но большую часть составлял, похоже, санскрит. Неожиданно в моей голове зашумели тысячи голосов, они просили пощады у меня, хотели вырваться. Я закричала. Дьявол кончил читать. – Вы слышали голоса мертвых и грешников. Живьем они еще неприятнее.
– Я слишком самонадеянно-глупа. Простите, не хотела.
– Что уж там! Отдохните! – Я снова беспрекословно повиновалась ему, легла на верхней полке и укрылась одеялом. 
 Наутро я проснулась в бодром расположении духа. Солнце встало, и я решила допить прохладный вчерашний чай. Аккуратно спустившись, я заметила, что попутчик спит беспробудно. Мне вдруг захотелось сделать что-то, и я присела с краю к нему. Грудь его еле вздымалась, рубашка была расстегнута, как вчера, на лице застыло суровое выражение. Я наклонилась, чтобы разглядеть это, как он открыл темные глаза и шепнул: «Испугалась?» В ужасе я упала рядом с ним а он дьявольски засмеялся. Хорошо, что нас никто не мог услышать.
 – Вы меня напугали! Нельзя же так?
 – А разве можно будить Дьявола, когда он спит? Давайте чаю закажем, время правда что восемь, – он подал мне холодную руку, чтобы я смогла подняться. Посмотрев в окно, он сказал: Будет буря. Сильная.
 – Откуда вы знаете?
 – Во-первых, эта духота – первый признак ненастья. Земля просит дождя. Во-вторых, я же Дьявол. Как уж мне не знать…
 Наш поезд прибывал в пункт назначения в обед, поэтому проводница еще не начинала обряд подъема пассажиров с мест. Попутчик мой снова принялся что-то писать, я же читала, не мешая ему. Изредка он спрашивал что-то относительно моего мировоззрения, улыбался и заносил это к себе. К обеду он вознамерился повторить процедуру ужина и пригласил меня вниз. На этот раз на столе еще был вкусный душистый домашний хлеб, который мы съели с удовольствием. Степей за окном становилось все меньше, появлялись леса. Мы молча смотрели в окно. Вскоре проводница забрала наше постельное белье и предупредила о скором прибытии. Попутчик помог мне снять сумку и поинтересовался дальнейшими планами.
 – Вы говорили, что собираетесь в город, верно? На автобусе?
 – Пожалуй, да. Это лучший вариант.
 – Тогда нам обоим несказанно повезло! Радуйтесь, что поедете со мной вместе.
 Я хотела бы расспросить его подробней, в чем же это счастье, как у меня зазвонил телефон. Это была мама, которая ожидала меня. К тому времени, как разговор кончился, поезд сбавил ход, показались деревни и поля. Станция наша была вдали от окраин, мне же предстояло перебраться в противоположную сторону города. Мы вышли из поезда и сразу же попали в пекло палящего солнца. Как Дьяволу не было жарко в его наряде – не знаю. Автобус был забит до отказа, но каким-то странным образом для нас нашлось два места по правой стороне. Видимо, не обошлось без вмешательства нечистой силы. Я села у окна, а попутчик закинул голову и принялся изучать пассажиров. Я не сразу заметила, как издалека к нам приближалась свинцово-черная туча, темнее, чем его глаза. Она заняла весь небосклон, закрыв последние лучи золотого солнца. Затих даже привычный летний бриз, все замерло. Вскоре начал дуть ветер, поднимая облака пыли и первых сухих листьев. На оконном стекле появилась первая тяжелая капля, потом еще и еще. Где-то вдали вспыхнула молния. «Началось!» – шепнул Дьявол, повернув своей руку мой голову к себе. Глухой удар грома раздался с небес, и ливень стеной накрыл все вокруг. Водитель отказался ехать дальше в такое ненастье и встал у обочины дороги. Никогда я так не боялась грозы и не видела такой бури. В ужасе уткнулась лицом в грудь попутчику, а он как истинный джентльмен позволил себе крепко обнять меня, чтобы я не боялась. Он гладил мои волосы, и я чувствовала, как где-то в глубине души он смеется над страхами смертных. Сильным мира сего дозволено это.
 Наконец, ненастье прекратилось, и водитель довез нас. Мы вышли на пустую дорогу, под одну сторону от которой шли бескрайние поля и леса, а по другую – окраины города. Я наступила в лужу, и теплая вода приятно омыла уставшие нагие ступни в босоножках.
 – Что ж, здесь наши пути разойдутся, – сказал Дьявол, и его глаза неожиданно потемнели. Черная челка привычно прикрыла лоб.
 – Похоже, что да. Вы составили мне приятную компанию. Пусть даже я и не до конца поверила в то, кого я видела. Мне не поверит никто.
 – Нужно ли это? Вы прекрасны. Прекрасны не той красотой, что привлекает мужчин, не тем умом, что любят ученые, не той добротой и покорностью, которую ценят священники. В вас есть всего понемногу от той первозданной красоты, которая была в начале мира.
 – Вы ее помните? – удивленно спросила я, стиснув его руку.
 – Разумеется. Но и она не была идеальна. Я свято храню ее в себе, насколько это возможно.
 Он посмотрел вдаль, и я увидела, как глаза его стали водянистыми то ли от чувства, то ли от ветра. Со стороны города все еще виднелась туча, не уже не такая грозная, а уставшая. С другой светило вечернее солнце, но уже не палящее. Дьявол долго изучал что-то на границе полей, в той точке, где земля сливается с небом. И только ему было ведомо, чтó он там видел. Затем он обернулся ко мне и провел холодной ладонью по моей щеке.
 – Когда как темная вода, лихая, лютая беда была тебе по грудь, ты, не склоняя головы, смотрела в прорезь синевы и продолжала путь… Возьмите этот камень граната, как память о том, что ты видела меня. Я не говорю «прощай». Быть может, у вас есть какая-то печаль, отравляющая душу тоска? – я точно знала, откуда эти слова.
– Нет, ничего. Но как вы найдете меня, мессир, если вы даже имени моего не знаете?
– Поверьте, узнаю. Для меня невозможного нет. До встречи.
Я даже не сказал ему своего имени. Просто обернулась и пошла вдаль. Вдруг я подумала, что упустила что-то очень важное, о чем хотела рассказать ему, и обернулась. Вокруг была пустота, и ни души. Ему некуда было скрыться, я бы заметила его. Но Дьявол исчез, точно и не бывал вовсе. Мне вспомнились слова романа: «Зачем же гнаться по следам того, что уже окончено?» И правда, незачем. Я вздохнула, сжала в руке его подарок и побрела домой…

16 апреля 2009г

Вторая часть трилогии.

Категория: Мистика | Добавил: Strannytsa (16.04.2009)
Просмотров: 394 | Комментарии: 8 |
Всего комментариев: 8
1  
Интересно, мне понравилось, буду ждать завершающую часть трилогии onion_85

2  
Жди. Жаль что это будет про Ангела.
Придется показать три стороны мистики o55

3  
мммм.... мой взгляд на вещи другой, если уж брать так, то получается либо:
Демоны, Маги(колдуны, волшебники), Ангелы;
либо:
Дьявол, Маги(колдуны, волшебники), Бог.

Вот например Вампиров я бы разместил между Магами и Демонами.....
Но это сугубо моё мнение onion_89


4  
Тонкая Градация
Бог - Демиург - Серафим - Архангел - Колдун=Вампир -Ангел - Святой - человек - бес - суккуб - Колдун=Вампир - демон - дьявол - Демиург - Архидьявол (он же Дьявол Сатана)

вот так) Ты недалек от истины


5  
ну примерно такую градацию я и предполагал, просто в случае с рассказами решил сократить до некоторых ключевых моментов. Но не понимаю, почему колдун = вампир?
Колдуны способны влиять на реальность, изменять её по своей воле, пусть не особенно глобально, но могут. При этом живут они как люди, хотя, думаю что своей силой некоторые могут и продлить себе жизнь. Тоесть, некое локальное подобие бога, не столь всемогущее правда.
Вампиры же - существа живущие практически вечно, да они быстрее, сильнее, внимательнее и умнее людей, но они не способны изменять реальность подобно колдунам, они лишь в ней живут, и мало того, чтобы поддерживать жизнь им приходится пить кровь, хотят этого они, или нет, это их судьба.

Так что я например ставлю колдунов выше по силе чем вампиров. Но это лишь моё мнение...


6  
Тремеры и малкавианцы согласно миру вампиров почти маги, поэтому по способностям примерно равны колдунам. С одной оговоркой: колдуны светлых способностей имеют больше, а темных меньше.

Тут наши мнения разделяются. Вампиры могущественнее)


7  
Возможно и расходятся(никогда ничего плохого в данном феномене не видел o55 ). Самые яркие мои представления волшебников/колдунов пожалуй есть в следующих моих рассказах:
Зеркало - в первую очередь это персонаж "Дмитрий"(про которого кстати не так уж много сказано, он - колдун высшего уровня, выше которого можно считать только богов. Произведение где идёт повествование от этого персонажа мною так и не завершено, и давно я за него не брался кстати), но есть и другие персонажи имеющие близкие, хотя и более слабые чем у него способности.
Ловушка для мага.
И из не моих произведений, пожалуй:
"Хроники Амбера"(в интернете находил под названием "Хроники Эмбера", так же известно как "Хроники янтарного королевства"), Роджера Желязны, персонажи: в первую очередь Дворкин, Мерлин, Бренд, Оберон, ну и пожалуй Корвин(хотя он, в отличае от остальных, особенно магическими трюками не блестал).

Я не отрицаю что вампиры владеют некоторыми видами магии, но, опять же считаю что маги/колдуны владеют большим количеством техник и имеют более широкие возможности.


8  
Очень очень познавательно onion_19

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]