“Это только твоя фантазия?”
Конечно, это твоя фантазия.
Весь этот мир – твоя фантазия.
Ты что, забыл?

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Логин:
Пароль:

Поиск

Мини-чат

Наш опрос

Какие места вам больше нравятся?
Всего ответов: 58

Статистика


В сети всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Неакадимическая наука » Религия

О религиях в целом.
Буддизм, повторяю еще раз, в сто раз холоднее, правдивее, объективнее.
Он не нуждается в том, чтобы своему страданию, своей болезненности придать
вид приличия, толкуя его как грех, - он просто говорит то, что думает: "я
страдаю". Для варвара, напротив, страдание само по себе есть нечто
неприличное: он нуждается в известном истолковании, чтобы самому себе
признаться, что он страдает (его инстинкт прежде всего указывает ему на то,
чтобы отрицать страдание, скрывая его). Слово "дьявол" явилось здесь
благодеянием: в нем имели налицо могущественного и сильного врага: можно
было не стыдиться страдания от такого врага. -
  Христианство имеет в основании несколько тонкостей, принадлежащих
Востоку. Прежде всего оно знает, что само по себе безразлично, истинно ли то
или другое, но в высшей степени важно, насколько верят, что оно истинно.
Истина и вера, что известная вещь истинна, - это два мира совсем отдельных,
почти противоположных интересов: к тому и другому ведут пути, в основе
совершенно различные. Знать это - значит на Востоке быть почти мудрецом:
так понимают это брамины, так понимает Платон[34], так же каждый
ученик эсотерической мудрости. Если, например, счастье заключается в том,
чтобы верить в спасение от греха, то для этого нет необходимости в
предположении, чтобы человек был грешен, но только, чтобы он чувствовал себя
грешным. Но если вообще прежде всего необходима вера, то разум, познание,
исследование необходимо дискредитировать: путь к истине делается запрещенным
путем. - Сильная надежда есть гораздо больший жизненный стимул, чем какое
бы то ни было действительно наступившее счастье. Страдающих можно поддержать
надеждой, которая не может быть опровергнута действительностью, которая не
устраняется осуществлением, - надеждой на потустороннее. (Именно благодаря
этой способности поддерживать несчастных надежда считалась у греков злом,
изо всех зол единственно коварным злом: она осталась в ларце зла.) - Чтобы
была возможна любовь, Бог должен быть личностью; чтобы могли при этом
заговорить самые низшие инстинкты, Бог должен быть молод. Чтобы воспламенить
женщин, надо было выдвинуть на передний план прекрасного святого, для мужчин
- Марию. Все это при предположении, что христианство будет господствовать
там, где понятие культа уже определилось культом Афродиты или
Адониса[35]. Требование целомудрия усиливает внутренний пыл
религиозного инстинкта - оно делает культ горячее, мечтательнее, душевнее.
- Любовь есть такое состояние, когда человек по большей части видит вещи не
такими, каковы они есть. Здесь господствует сила иллюзии, одновременно
преображающая и услаждающая. При любви можно перенести больше, можно
вытерпеть все. Необходимо изобрести религию, которая была бы преисполнена
любви, с любовью можно перейти через самое плохое в жизни: его уже и вовсе
не замечаешь. Вот что можно сказать о трех христианских добродетелях: вере,
надежде, любви; я называю их тремя христианскими хитростями. - Буддизм
слишком зрел и к тому же слишком позитивистичен для того, чтобы прибегать к
подобным хитростям.


Ф. Ницше



Источник: http://lib.ru/NICSHE/antihristianin.txt
Категория: Религия | Добавил: Strannytsa (27.11.2008)
Просмотров: 309 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]